Печать
Категория: События
Просмотров: 4851

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

Скоро полтора года как свергнут с трона «конгениальный» наш Владимир Иванович Илюхин. Замена главы региона прошла не очень чтобы демократическим путем, чем подтверждается версия, что сегодняшние демократические принципы применительно к вопросам управления, и в целом качества администрирования, далеко не самые эффективные. 

Новый и.о. главы региона поразил многих граждан речами своими, по прежним представлениям, диссидентскими. Не назвать в числе экономических приоритетов региона горную промышленность? Да не быть ему во времена Светлейшего Владимира Иваныча даже писарем в Анавгайском сельсовете, а его – в губернаторы!? А здесь еще подвернулся «Дальстрой» с легким бардачком на реке Быстрой-Большерецкой, и вскипела от энтузиазма губерния; взвилась, изошла праведным гневом наша региональная пресса, в прежние времена не проявлявшая никакого интереса к экологическим аспектам горнопромышленной индустриализации. И все с радостью восприняли наметившуюся наконец смену приоритетов: разрешили!!!           

А горлопанить-то следовало в предыдущее десятилетие, когда запрещали. Что толку сейчас вопить, когда накоплено 8 млн. тонн отходов цианирования в хвостохранилищах, которые в природных условиях Камчатки довольно скоро рассыпятся. Когда изуродованы, загублены десятки километров русел водотоков (в т.ч. и высшей категории рыбохозяйственного значения) разработкой и россыпных, и рудных месторождений. Понять можно: люди не видели ни «девственных», нетронутых рекультивацией отвалов и залитых мутной водой карьеров на горных участках платинодобычи в бассейне Вывенки (фото ниже), ни мутных, заиленных реки Вичаевской и ручья Иреда ниже «очистных сооружений» и хвостохранилища АсачГОКа, ни ручья Хомут, долина которого в верховьях завалена отвалами породы, а русло в нижнем течении обмелело (Озерновский ГМК)… 

 

            Платиноносная россыпь в долине руч. Сентябрь (горный участок Ледяной), бассейн р. Вывенка. Рекультивации нет и не предвидится.

 

Долина лососевой нерестовой реки Левтыринваям (бассейн р. Вывенки). Руслоотвод реки Левтыринваям практически полностью сухой, весь сток сброшен в техногенные образования. Нерекультивированный участок платинодобычи. Август 2018 г.

   

Пересохшее русло руч. Хомут в его нижнем течении. Бассейн р. Левая Озерная, Озерновский ГМК, 2018-й год.           

Но горнопромышленный истеблишмент моментально мобилизовался на защиту своих интересов. Очевидно осознав, что кость «зеленым псам» придется кинуть. Вскоре от ряда передовых представителей экологической общественности мы услышали пламенные обличительные речи против… россыпной золотодобычи. Такую позицию озвучила от имени местного ОНФ Татьяна Робертовна Михайлова, до осени 2015-го оказывавшая нам поддержку и помощь. Вариант признан вполне удобным, поскольку золотороссыпной ресурс Камчатки почти никакой в сравнении с ресурсом золоторудным. И в россыпной золотодобыче нет крупных «игроков», весь крупный капитал вкладывается в рудные месторождения. За исключением Вывенских платиноносных россыпей (холдинг «Ренова»). Но там платина, не золото… И наш «героический» ОНФ встал на защиту интересов крупного горнопромышленного капитала.           

В этот период возникла необходимость свести все имеющиеся материалы в своеобразную антологию техногенеза горной промышленности Камчатки за 10-15 лет (http://fishkamchatka.ru/articles/kamchatka/40675/), завершить анализ нормативно-правовой и научно-методической базы в сфере обращения с горнопромышленными отходами (http://fishkamchatka.ru/articles/exclusive/40843/), и довести это до сведения нового губернатора. Необходима была поддержка региональной власти в продвижении ряда законодательных инициатив по улучшению экологической ситуации на Камчатке и в целом в РФ. Но доступ к г-ну Солодову возможен либо через инстаграм, что эффективно для подачи просьб поправить заборчик, почистить тротуарчик, либо через официальные каналы передачи обращений граждан, где чиновничий фильтр такое обращение отправит в ведомство г-на Кумарькова. Зная его склонность к «компромиссам» («требования, прописанные в лицензионных соглашениях – это святое, об остальном можно поговорить»), можно смело предполагать, что предложенные инициативы будут «отредактированы» до полного изменения их сути. При невозможности сего – просто заболтаны. Что впоследствии подтвердилось.           

Поскольку простонародью вроде нас свободный доступ в «присутственные места» ограничен МФЦ да сельсоветом, мы просили о передаче этого материала лично губернатору через коллег и знакомых, кто имел выход на него и мог это сделать. Но одни отказались, другие взялись, но не нашли возможности. Такая возможность у нас самих возникла в конце августа 2020-го года, когда прошла «стратегическая сессия» по вопросам экологического развития. Но что за «диверсант» затеял сборище по такой теме в самое неподходящее время? Все, кому разрешили стать экологами («икалогическая общественность»), эти посиделки посетили. Толковые люди оценили это сборище как «парад амбиций и тщеславия». Народ «от сохи», кому экология хлеб насущный: рыбаки – на лососевой путине, работники турсервиса – самый пик сезона, научное сообщество – также пик полевого сезона. И для нас это был период наиболее ответственных полевых работ. Тех, кого в первую очередь следовало выслушать, на посиделках не было.           

Характерная и почти всеобщая черта нашей экологической общественности, представленной «конструктивными экологами» (лидеры и наставники коих А.А. Орлов и Ю.А. Гаращенко), так и теми, кто вполне искренни в намерениях, но не имеющих реальных дел за плечами, – глубокий дилетантизм. Без знаний основ горного дела (лишь немногие знают разницу между технологиями россыпной и рудной золотодобычи), геологии, понимания процессов, происходящих в природно-техногенных системах, каковыми являются горнопромышленные предприятия в единстве с природными условиями их локализации, сколь-либо эффективная работа на этом направлении, как и сколь-либо верная оценка эффективности работы природоохранных контрольно-надзорных органов в отношении таких природно-техногенных комплексов, невозможна. Учиться у нас не желают.           

18 ноября прошлого года состоялось незаметное, но показательное по результатам событие: «Межведомственное совещание по вопросу обеспечения соблюдения баланса развития горной промышленности и сохранения природы Камчатки», организованное краевым минприроды. Присутствовали министр рыбного хозяйства А.Г. Здетоветский, рыбопромышленники, горнопромышленники, руководители контрольно-надзорных органов, председатель НП «Горнопромышленная ассоциация Камчатки» А.А. Орлов, председатель Совета МРОО «Экологическая безопасность» С.А. Мылов. Председательствовал А.А. Кумарьков. «По итогам обсуждения сделан вывод, что рыбохозяйственная и горнодобывающая отрасли как приоритетные отрасли Камчатского края не являются взаимоисключающими» (из протокола). Никому в голову не пришло, что эти отрасли находятся в неравных условиях экономической деятельности? Горная промышленность в состоянии «исключить» рыбную подрывом базы воспроизводства ее ресурсов, рыбная промышленность не в состоянии оказать какое-либо воздействие на горную.           

Не менее интересное – в разделе «решили», в пп. 5 и 6, где вся работа по просвещению населения в отношении экологических рисков горнопромышленной деятельности отдается… краевому МПР и горнопромышленникам. Они нас будут учить любить родную природу. Их главный пропагандистский тезис – «любая хозяйственная деятельность оказывает негативное воздействие на природу». Да не любая! Есть примеры обратного. А что можно сказать здесь о горнопромышленной деятельности? В природных условиях Камчатки  лишь единичные рудные месторождения возможно освоить современными технологиями без существенного ущерба возобновляемым ресурсам и природной среде. Это признается? Что до нашего «кривого» природоохранного законодательства, исполнять требования коего настаивают обе стороны: по нынешнему законодательству, горнопромышленное предприятие может угробить лососевую экосистему, и не понесет за это ответственности. Горнопромышленники умеют защищать свои интересы на всех уровнях, в т.ч. в Федеральном Собрании. Рыбопромышленники и Росрыболовство (ФАР) – нет. Итог совещания – блестящая победа «птенцов гнезда Гаращенкова». Браво, Юрий Алексеич!           

В конце декабря 2020-го года было направлено обращение в Минприроды РФ и Росприроднадзор от группы камчатских ученых и специалистов, к которому прилагался разработанный с достаточной детальностью и научно-методической обоснованностью анализ современной отечественной нормативно-правовой базы в сфере обращения с горнопромышленными отходами (ссылка приведена выше). Вскоре получен ответ, суть которого – «отстаньте, у нас все по закону».           

В конце февраля этого года «антология» техногенеза горной промышленности Камчатки и материал по вопросам обращения с отходами минерального происхождения был передан лично губернатору, откуда «на разбор» поступил в ведомство А.А. Кумарькова. В этот период в краевом правительстве, конкретно в минприроды края, рассматривались вопросы определения критериев ограничения недропользования на Камчатке. Наши материалы были по данной теме вполне актуальны, на их основе был предложен вариант ограничения недропользования, разработанный авторами указанного выше обращения в федеральное Минприроды и Росприроднадзор (http://fishkamchatka.ru/articles/exclusive/40663/). Оставалось лишь определить природоохранный статус территории, например, как нерестоохранная ООПТ, охватывающая весь Камчатский край, за исключением Пенжинского района, и придать ему необходимую правовую форму. Решение краевого минприроды подтвердило ожидания: губернатору для представления в Москву в Минприроды России были направлены предложения по ограничению недропользования, включающие только объекты россыпной золотодобычи. И не по всему полуострову, а только на территориях, ценных в экологическом, туристско-рекреационном, рыбохозяйственном отношении. Проигнорировано, что в рыбохозяйственном отношении такой территорией является весь полуостров и северо-восток Корякского округа, сложенной бассейнами ценнейших нерестовых рек. Не включены не только рудные объекты, но и россыпи платины. По горнопромышленным отходам было направлено предложение «ввести правочки» лишь в один документ – в ФККО (федеральный классификационный каталог отходов).           

В марте 2021 г. был сформирован экологический совет при губернаторе Камчатского края. В его составе (14 человек) есть люди, имеющие достаточное представление о регионе и его экологии, и есть те, кто способен отстаивать интересы региона (которые, как известно, сопряжены с его экологией), но большинство составляют те, кто в этом мало смыслит, вкупе с теми, чьи персональные (корпоративные) интересы завязаны на горную промышленность. Наиболее яркий из последних – Юрий Алексеевич Гаращенко, директор по взаимодействию с госорганами и общественностью ООО «Интерминералс» (компании, управляющей камчатскими горнопромышленными активами холдинга «Ренова»), верховный гуру горнопромышленной индустриализации Камчатки. Разумеется, у совета рекомендательные функции, но каких следует ожидать «рекомендаций»? Персональный состав совета, бедственное состояние природоохранной науки (в Камчатском филиале ТИГ – бывшем институте экологии и природопользования – лишь два десятка научных сотрудников) наводит на мысль, что наш губернатор несколько погорячился, заявив о Камчатке как регионе, который в ближайшем будущем станет лидером и новатором в природоохранном деле не только в нашем Отечестве, но и «впереди планеты всей». Кстати, Юрий Алексеевич член другого общественного совета по экологии – при правительстве края, попал туда по «губернаторской квоте». Заслуги известны: и сокрытие первой крупной горнопромышленной аварии (утечка гипохлорита кальция на Аге в августе 2006 г.), и сокрытие аварийного состояния и местами полного отсутствия противофильтрационного экрана хвостохранилища Агинского ГОКа (его детища, фото ниже), и успехи в «переформатировании» природоохранных контрольно-надзорных органов Камчатки в «адвокатские конторы» по защите интересов горнопромышленного бизнеса…

 

Хвостохранилище Агинского ГОКа. На левом борту полностью отсутствует противофильтрационный экран. Массив кека разжижен, наблюдаются следы техногенных оползней. Сентябрь 2019 г.

 

В середине апреля этого года губернатор Солодов В.В. посетил золоторудный ГОК Аметистовый (https://www.kamgov.ru/news/prorabotat-vozmoznost-podgotovki-specialistov-gornodobyvausih-specialnostej-na-kamcatke-porucil-vladimir-solodov-39674 ). Оценивает это предприятие как образцовое «с точки зрения соблюдения экологических стандартов». Отметил, что кек «хранится в сухом виде, поэтому это исключает дренирование в почву». Возможно дренажа жидкой фазы отходов Аметистового ГОКа, как на Агинском ГОКе, нет. Но негативное воздействие горнопромышленного предприятия на водотоки порой проявляется только по оттайке, с размывом отвалов вскрышных пород и отходов. В середине апреля снеготаяния на Аметистовом еще нет. И не заметил губернатор, что полигон складирования отходов цианирования на Аметистовом ГОКе поверхностного заложения, крыши над ним нет, и подвержен скорому разрушению. Следовательно, отходы, увлажненные снеготаянием и дождями, вылетят со временем в реку Ичигиннываям. Впрочем, ГОК расположен в Пенжинском районе, определенном нашими предложениями по ограничению недропользования в крае, как приемлемый для горнопромышленного освоения, правда, с надежным захоронением (не просто «размещением»!) горнопромышленных отходов. Чего стоит природоохранный энтузиазм губернатора, если он не замечает экологические риски горнопромышленной индустриализации в природных условиях Камчатки? Они же у нас и социального, и экономического характера.           

В начале июня оглашены результаты традиционного краевого мероприятия, проводимого краевым минприроды – победителей в конкурсе «эколог года». Второе место присуждено представителю АО «ТСГ Асача» экологу Вишняускене Наталье Сергеевне. Менее двух недель прошло со дня вынесения решения Елизовского районного суда о признании данного предприятия виновным в нарушении природоохранного законодательства (загрязнение лососевых водотоков неочищенными штольневыми и иными сточными водами), и эколог самого проблемного в природоохранном отношении золоторудного ГОКа Камчатки объявлен «экологом года»! Наказание, правда, невелико – штраф 150 тысяч рублей, за факт нарушения закона. Но в таких случаях должен быть рассчитан и предъявлен предприятию к оплате иск в сумме нанесенного им ущерба водным биологическим ресурсам. Последнее – функция СВТУ ФАР. Но, как и ранее, при Христенко, при новом сменившемся руководителе теруправления защищать базу воспроизводства лососей на Камчатке по-прежнему немодно, поскольку не обеспечивает карьерный рост. 

 

            Так на АсачГОКе очищают штольневые воды. Степень очистки близка к нулю. Истоки руч. Иреда, май 2019 г.           

Впрочем, это решение суда – единственное, которым удовлетворены требования СВТУ к горнорудным предприятиям за истекшие 2 года. Из решений по шести делам, рассмотренным в Елизовском районном и краевом судах. И единственное, которое рассматривалось в присутствии представителя СВТУ и представителя рыбохозяйственной науки от Камчатского филиала ВНИРО. Полтора десятка других «открытых» судебных заседаний, проведенных в судах по подобным административным делам (одно – в Карагинском районном) проходило только в присутствии одной стороны – представителей горнопромышленных предприятий, другую сторону даже не ставили в известность повесткой (http://fishkamchatka.ru/articles/exclusive/40635/). По-прежнему в силе директива, сформулированная г-ном Илюхиным: «горную промышленность крышуют все»?           

Следует признать, что существенные подвижки в «оздоровлении» природоохранной политики в регионе все же есть: краевая власть отказалась от гидростроительных химер на реках Жупановой и Кроноцкой, принимаются к реализации значительные по инвестициям проекты освоения туристско-рекреационного (в т.ч. и бальнеологического) потенциала региона. Осталось подтянуть инфраструктуру, логистику: сооружение автомобильных дорог, аэродромов для малой авиации, использование СПГ газоперегрузочного комплекса на Бичевинке для энергетических потребностей края…           

Но продолжен курс на горнопромышленную индустриализацию Камчатки, и нельзя исключать, что исполнится мечта Алексея Александровича Орлова о десятках рудных ГОКов в крае, изложенная им на одном из общественных слушаний в Быстринском районе. Отчасти ее можно считать воплощенной. И не забудут потомки его славное имя. При каждой аварии на «рекультивированных» и просто заброшенных хвостохранилищах (размыв дамб с выносом техногенных илов в реки) будут «благодарно» вспоминать «тихим, добрым словом» вдохновителей и организаторов, проектировщиков и инвесторов, оставивших им такое «великое наследие». На Вывенке уже лет 15 вспоминают, и «благодарность» только обостряется с каждым годом.  

Горняцкий поселок Карамкен в Магаданской области. Последствия разрушения водоудерживающей дамбы хвостохранилища Карамкенского ГОКа, аварийного сброса отходов цианирования в ручей Туманный. Сентябрь 2009 года. ГОК остановлен в 1997 г.

  

Разрушение дамбы, сброс отходов цианирования. Хвостохранилище Карамкенского ГОКа, сентябрь 2009 года. 

           

Контрольно-надзорные службы остаются прежними по кадровому составу, нередко сводящему служебную деятельность в отношении горнопромышленных предприятий либо к имитации таковой, либо к ее саботажу. В частности, 140-миллионный иск камчатского Росприроднадзора к «Тревожному Зареву» (ныне – «ТСГ-Асача»), удовлетворенный решением суда в прошлом году – малая плата «за услугу» в деле спасения «ТСГ-Асача» от иска, раз в десять большего, благодаря сокрытию Росприроднадзором реального класса опасности отходов цианирования этого предприятия, и предъявления иска в неполном объеме, лишь за часть накопленных к 2020-му году отходов.           

Последние изменения в законодательстве по природоохранной контрольно-надзорной деятельности все ж не привели к ее отмиранию. Очевидно, сработала реакция в обществе на Норильскую аварию, на ртутное загрязнение в Усолье-Сибирском, на множество других фактов экологического неблагополучия в Отечестве. Но содержание ряда законодательных актов «вызывает вопросы». В частности, статьей 43 Федерального Закона № 170-ФЗ от 11.06.2021 г. отменено проведение плановых контрольно-надзорных мероприятий ФАР и его территориальными управлениями. Следует ли уповать на Росприроднадзор, которому подконтрольны водные объекты, в т.ч. рыбохозяйственные? За рыбу эта служба ответственности не несет. Но как подразделение минерально-сырьевого ведомства, ответственного за нефть, за золото, железо, уголь… подвержено вполне понятному внутриведомственному конфликту интересов, который 20 лет никто не желает замечать.           

В новом Положении о государственном контроле в области рыболовства и сохранении ВБР, утвержденном Постановлением Правительства РФ № 996 от 25.06.2021 г., в разделе III, критерии отнесения объектов контроля к различным категориям риска определены с недостаточной корректностью и определенностью, что дает повод к их неоднозначному толкованию. Иной объект контрольно-надзорной деятельности, например, рудный ГОК, волею своего директората способен отыскать основания для признания предприятия объектом низкого риска нанесения ущерба водным биоресурсам, найдя основания, пусть субъективные, в этом документе. И будет освобожден от любых видов контроля на длительный срок. И ввиду особого почтения господам горнопромышленникам повсюду, включая суды в нашей губернии, найдет понимание и поддержку. А лососевую реку угробит.            

Право кураторства «пилотного» проекта мониторинга природной среды на Камчатке получил «Ростех», имеющий финансовые ресурсы, но без компетенций в экологии и рыбном хозяйстве. Методическое сопровождение мониторинга за Росприроднадзором, который проявит «гибкость».

Что нам остается? На память приходит старый советский анекдот про восставшего из мавзолея Владимира Ильича, оставившего записку Феликсу Эдмундовичу: «Явки старые, пароли прежние. Начинаем все сначала».

 

13.08.2021 г.                               

 

Юрий ВАСИЛЕВСКИЙ.