Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

 

На Камчатке никому не надо объяснять, что лосось – «наше всё»: и эдификатор (важнейший «средообразователь») экосистем, обеспечивающий их феноменомально высокую биопродуктивность, и важнейший сектор рыбного хозяйства, дающий до 40% бюджетных поступлений этой отрасли и обеспечивающий существование почти всех прибрежных поселков в крае, и ценнейший объект, обеспечивающий привлекательность туристско-рекреационной отрасли. Из чего следует, что ресурс этот необходимо беречь, хранить и эксплуатировать таким образом, чтобы не иссякал, а по возможности прирастал, не жалея на то ни средств, ни сил. Для чего в регионе существуют контрольно-надзорные службы (СВТУ ФАР, Росприроднадзор, природоохранная прокуратура). Существует в стране и природоохранное законодательство, пусть «корявое» местами. И, наконец, существует отраслевой научно-исследовательский институт КамчатНИРО, без науки сколь-либо эффективная деятельность этих контрольно-надзорных практически невозможна. И всем вменяемым, здравомыслящим людям представляется естественным, понятным и необходимым, что в регионе, где в омывающих его морях вылавливается до половины всей российской рыбы, с довоенного 1932 года существует научное учреждение, ведущее исследования ВБР и условий среды их обитания, разрабатывающее научно-обоснованные рекомендации по их сохранению, оптимизации промысла, внесшее заметный вклад в создание научно-методической базы таких исследований. С функцией научно-методического сопровождения и поддержки контрольно-надзорной деятельности.  

Так тоже вменяемым и здравомыслящим! И пора, очевидно, привыкнуть, что люди, обличенные властью и влиянием, в силу многих причин, нам порой не всегда понятным, таким здравомыслием и вменяемостью не обладают. Не сделав такого допущения, сложившуюся на сегодняшний день ситуацию в институте КамчатНИРО, прежде всего в одной из наиболее ответственных его лабораторий – лаборатории оценки антропогенного воздействия на ВБР и условия их обитания – понять не представляется возможным.               

В 2015 году лабораторией проведены эколого-рыбохозяйственные исследования в бассейне реки Вывенка, в зоне техногенного воздействия разработок платиноносных россыпей. Исследованиями выявлено, что, невзирая на существенное, в десятки раз, сокращение объемов горных работ и соответствующее ему сокращение воздействия на бассейн этой реки, восстановление её экосистемы идет крайне замедленно, а некоторые участки водотоков, преимущественно в зоне прямого воздействия горных работ, утратили напрочь свои нерестово-нагульные функции. Тот факт, что сотрудники лаборатории добрались до Вывенки и сумели провести опробовательские работы и наблюдения, обусловленные Госзаданием, для ряда «заинтересованных лиц» стало неприятным сюрпризом. Они прекрасно знали, какой там техногенный бардак, и каковы в связи с этим умонастроения населения села Вывенка, много лет наблюдавшего загрязнение речных вод от впадения в реку Вывенку водотоков правого борта (Ветвей, Левтыриннываям), принимающих загрязненные стоки с горных участков, до устья реки, и осведомленного о его источнике.

 

Левтыринваям - река, которой нет

 

В последних числах августа по ситуации на Вывенке и на АсачГОКе (на последнем – сброс штольных вод в ручей Семейный и «традиционный» сброс кека в реку Вичаевскую, в которой напрочь исчез бентос и молодь лососевых) были составлены обращения в СВТУ ФАР. Обращения попридержала дирекция института, датировав их 9-м сентября, после чего они «самым малым», к числу 20-му «доплыли» до СВТУ. Причина столь «высокой» оперативности – присутствие в начале сентября на Камчатке руководителей федеральных ведомств, в том числе Ткачева (глава Минсельхоза), и его зама Шестакова (руководитель ФАР). Осведомленность начальства из Москвы и «ненужный ажиотаж» были пресечены. 

Асача 2017

   

Горнопромышленный истеблишмент, представленный у нас, в том числе, и региональной властью, и персонально губернатором, вынужденный минимум дважды за последние годы отбиваться от «наскоков» института, причем в случае с проектом Озерновского ГМК методами, мягко говоря, «юридически некорректными» (а прямо говоря – бандитскими), всерьез обеспокоился своими интересами. И, очевидно, принято было решение «положить конец беспределу рыбохозяйственной науки».

 

Кодекс 

Прежний директор, г-н Лапшин О.М., сначала был переведен в Калининград, в такой же отраслевой НИИ и на ту же должность, а затем в следственный изолятор за 6 «мертвых душ» в КамчатНИРО. Был бы «послушен», чтил «генеральную линию» региональной власти – был бы непререкаем и «чист» перед законом и за более глубокие прегрешения. «Его пример – другим наука». И новый руководитель института (тогда еще «и.о.», затем «врио») Нина Юрьевна ШПИГАЛЬСКАЯ «прониклась, осознала, приняла надлежащие меры». И 6 ноября 2015 года ею был подписан приказ «об утверждении локальных актов».    

       

В пакете оных актов – «Кодекс профессиональной этики и служебного поведения работников». Декларируемая цель – «…определение модели поведения и единые стандарты отношений в совместной деятельности». Что приводит к мысли о желании «всех построить и подрихтовать». Система взаимоотношений и общепринятые нормы поведения в творческом коллективе, в число коих следует отнести научный коллектив, КамчатНИРО в частности, вырабатывается самим коллективом, с учетом дисциплинарных и технических требований, диктуемых условиями работы коллектива. Но дирекция института, вводя оный «Кодекс», проявляет непомерные амбиции: 

- п. 2.3: «Кодекс содержит правила поведения, распространяющиеся на всех работников Учреждения». 

Правда, тут же поправляются: 

- п. 2.5: «Положения данного Кодекса рекомендованы для соблюдения всеми структурными подразделениями Учреждения».  

И далее вполне понятное, и приемлемое: 

- п 5.3: «При взаимодействии руководства и подчиненных по рабочим вопросам недопустимы попытки давления, которые могут привести к выработке решений, не соответствующих принципам справедливости и интересам Учреждения»; 

- п 6.4: «Работники действуют, в первую очередь, в интересах Учреждения, отдавая им приоритет по отношению к собственным интересам или выгодам». 

Ниже декларируется признание института как открытой научной организации, служащей общественным интересам. Отраслевой рыбохозяйственный институт, расположенный в важнейшем рыбопромысловом регионе, другим быть не может:        

- п 8.1: «В отношениях с внешними структурами Учреждение руководствуется следующими принципами: …

            - достоверность предоставляемой информации;

            - открытость и информационная прозрачность». 

Но все вопросы снимаются, становятся вполне ясны смысл и суть оного «Кодекса» следующими пунктами: 

- п 8.3: «Взаимоотношения с внешними структурами и СМИ осуществляют директор Учреждения, его заместители, а также, по их поручению, руководители подразделений. Работники и представители администрации (кроме директора), на взаимодействие с представителями внешних структур обязаны получить разрешение непосредственного руководителя»; 

- п 8.4: «Работники Учреждения не допускают разглашения информации, полученной в ходе выполнения своих служебных обязанностей, не используют за пределами Учреждения информацию, являющуюся его интеллектуальной собственностью»; 

- п 12. 3: «Соблюдение работниками норм настоящего Кодекса учитывается при проведении аттестации, формировании кадрового резерва для выдвижения на вышестоящие должности, а также при наложении дисциплинарных взысканий». 

Вышеизложенное дополняет следующий «акт» – «Положение о комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с соблюдением этических норм поведения и Кодекса профессиональной этики и служебного поведения работников»: 

- п. 2. 3: «Директор учреждения является Председателем Комиссии, остальные члены Комиссии назначаются ее Председателем»; 

- п. 3.14: «Члены Комиссии и лица, участвующие в ее заседании, не вправе разглашать сведения, ставшие им известными в ходе работы Комиссии». 

Документишко, по смыслу и сути, вполне приемлем в полукриминальной фарцовой конторе. «Потянет» и в «коммерческом предприятии», специализирующемся на мошенничестве и «мокром деле». Но в научно-исследовательском институте, где весьма часто предметом исследования является научная истина, которая, как известно, рождается в спорах, и причем от уяснения этой истины порой впрямую зависит и экологическое состояние региона, и перспективы развития важнейшей отрасли экономики, социальной сферы, и условия существования людей, прежде всего коренных этносов, к чему могут привести запреты и ограничения, вводимые оным «Кодексом»?   

Приказ и «локальные акты» разосланы по подразделениям института. В большинстве своем институтский народ ничего не знает об этих документах. Юридической силой в учреждении обладают Трудовой кодекс, Устав учреждения, должностные инструкции, коллективный договор, законы, положения… а эти «акты» носят рекомендательный характер, не более. И вряд ли состоятельно предположение, что изданием этих актов Нина Юрьевна возжелала стать не просто директором – «фюрером» данного научного учреждения, стремящимся владеть не только вверенными ей административными полномочиями, но помыслами и душами сотрудников, лишив научное сообщество права на отстаивание, и даже на публичное изложение того, что оно считает научной истиной. Даже с учетом присущей ей амбициозности. Так сложились обстоятельства. Этого требуют интересы вверенного ей учреждения. Так, как она эти интересы понимает. Есть «генеральная линия» Руководства в лице ФАР, региональной власти. Есть «табель о рангах» и известные обязательства института, сформированные «наверху», приняв которые она и стала директором. 

И никого этими «локальными актами» «к стенке не прижали». До поры. Пока сотрудники вышеуказанной лаборатории антропогенного воздействия на ВБР не позволили себе изложить позицию, явно отличную от обязательств вверенного ей Учреждения, в феврале 2016 г обратившись в Общественный Совет при министерстве экологии и природных ресурсов РФ (где ее проигнорировали, не удосужив ответом), а затем, в мае того же года, в Камчатское отделение ОНФ – в явно оппозиционную исполкому рабочую группу «Общество и власть: прямой диалог». И здесь стал вопрос о «правомочности» специалистов института излагать свою позицию по затронутым вопросам (техногенное воздействие горной промышленности на базу воспроизводства тихоокеанских лососей) во «внешних структурах».     

С какими внешними структурами взаимодействует институт КамчатНИРО, и конкретно лаборатория оценки антропогенного воздействия на ВБР и среду их обитания в силу своей специфики? Прежде всего с СВТУ, направляя туда сведения о состоянии ВБР (объем допустимых уловов ВБР, прогнозы подходов, состояние среды обитания ВБР, возможные и реально существующие угрозы базе воспроизводства ВБР, угрозы серьезной деструкции экосистем рыбохозяйственных водных объектов). С природоохранной прокуратурой – взаимодействие в меньшей степени. Все приведенное не является ни служебной, ни государственной тайной. А выделенное – экологически значимая информация, сокрытие которой является нарушением Законов (№ 7-ФЗ ст. 11 п. 1; ст. 69 п. 9) и Конституции РФ (ст. 42). Статья 58 Конституции, ставит в обязанность гражданам РФ (коими являются, в частности, научные сотрудники КамчатНИРО), сообщать эту информацию представителям контрольно-надзорных органов, а при их бездействии – СМИ. «Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам». А информирование о нарушениях природоохранного законодательства РФ и о фактах причинения экологического вреда – первое и главное условие исполнения этой статьи. 

Законных методов «остановить беспредел рыбохозяйственной науки» не обнаруживается. Наоборот, действия ученых вполне оправданы, и регламентированы законом, но кадровый состав СВТУ ФАР на обращения института, и последующие обращения регионального ОНФ, ответил традиционно: саботажем служебной деятельности

В мае 2016 г ушло коллективное обращение в природоохранную прокуратуру. А в июне 2016-го в администрацию президента РФ, премьер-министру правительства РФ, в центральный штаб ОНФ поступило коллективное обращение жителей села Вывенка. Следом – обращение граждан в Совет Федерации. Все обращения были снабжены необходимыми материалами, обосновывающими позицию заявителей. 

Горнопромышленный истеблишмент, осведомленный о реальной ситуации с воздействием реализуемых горнопромышленных проектов на лососевые реки лучше самих «подписантов» обращений, потому и избегающий публичной полемики по этой теме, почувствовал реальную угрозу своим интересам. Вот здесь и пригодился вышеупомянутый «Кодекс профессиональной этики и служебного поведения работников»!           

В конце июля 2016 г в институте состоялось заседание дисциплинарной комиссии «по факту нарушения трудовой дисциплины ст.н.с. лаборатории оценки антропогенного воздействия на ВБР Улатова А.В.», заключающегося в передаче «в природоохранную прокуратуру сведений, полученных в ходе исполнения служебных обязанностей». Очевидно, «порочащих честь и достоинство камчатской горной промышленности», поскольку сведения были достоверными, научно обоснованными. До этой комиссии и после неоднократно в приватной беседе с ним г-жа Шпигальская прямо заявляла, что на водотоках в зоне воздействия горнопромышленных предприятий вести полевые экологические исследования институт не будет, традиционные программы таких исследований аннулируются. Признает ли она это сейчас? Достаточно того факта, что в 2016 г институт такие исследования не проводил, за исключением договорных работ на ручье Юбилейном (бассейн реки Кихчик) и разового обследования по Госзаданию на ручье Каменистом (бассейн реки Авачи), где только планируется возобновление разработки россыпного месторождения. 

«Шедевр канцелярской мысли», являющий собой, по сути, рецидив лысенковщины, обрел силу закона. Более того, «шедевр» сей подменяет собой и Конституцию, и законы, и постановление правительства № 994 (о госмониторинге ВБР и среды их обитания) … Позже, правда, дирекция института разъяснила позицию по этому вопросу таким образом: никакой отмены госмониторинга нет, он проводился в 2016 году, в том числе по наиболее ответственным зонам техногенного влияния горной промышленности – водотокам в зонах воздействия АсачГОКа и разработок платиноносных россыпей в бассейне Вывенки. И являл собой… обработку гидробиологических проб, отобранных на этих объектах в сезон 2015 года. И ничего, «прошло под кильки»! Контрольно-надзорные и природоохранная прокуратура сочли возможным признать эту сугубо камеральную работу реально проведенным мониторингом 2016 года, не находя ничего «скользкого» в том, чтобы отчитываться по Госзаданию хоздоговорными работами и «долгоиграющими» материалами прошлых лет, прикрываясь ими сколько угодно долго, без реальных ежегодных полевых работ и сбора первичного экологического материала в существенно пострадавших бассейнах! 

 

Пацан сказал – пацан… забыл

Разумеется, Вывенкское обращение и серия последующих от ученых и специалистов (КамчатНИРО, институт вулканологии, рыбоохраны) в структуры федеральной власти вызвали обеспокоенность с одной стороны губернатора Камчатки г-на Илюхина В.И. (интересы протежируемого им горнопромышленного комплекса), а с другой – определенной части рыбопромышленников, обеспокоенных своими интересами. И 21 сентября 2016-го состоялся обстоятельный, довольно жесткий разговор губернатора и Улатова по проблемам техногенеза горнорудки. Владимиром Ивановичем в ходе той беседы, были даны три обещания: 

  1. Госмониторинг ВБР и среды их обитания в зоне воздействия ГОКов будет проводиться в необходимом объеме. Противодействия экологическим исследованиям института со стороны его руководства прекратятся. Соответствующую просьбу губернатор обещал озвучить в т.ч. по телефону руководителю ФАР Шестакову. 
  1. Губернатор при посещении ГОКов будет брать с собой Улатова – с целью того, чтобы последний проинформировал главу региона об экологических проблемах и рисках каждого предприятия. 
  1. Не будет препон открытому обсуждению экологических аспектов развития горной промышленности на Камчатке. 

Мы не ищем конфликта с камчатской властью. Цель – прекратить нецивилизованный горнопромышленный беспредел, который выражается в игнорировании экологических и иных, с экологией связанных проблем, грозящий серьезными потерями для полуострова, и прежде всего, рыбохозяйственному комплексу. На сегодняшний день уже имеется существенное сокращение базы воспроизводства лососевых. На Вывенке это уже ощутили. И у нас появился, не без скепсиса, настрой на продуктивную работу. 

Но Владимир Иваныч хозяин своему слову: 

  1. Госмониторинг ВБР и среды их обитания в зоне воздействия горной промышленности свелся к подмене работ текущего года результатами исследований прошлых лет, за что в былые времена специалистов института наказывали, причем весьма жестко, вплоть до увольнения. И к исследованиям на объектах, по которым либо дана команда «фас» (россыпь ручья Юбилейный, где объем работ незначительный, и проект краткосрочный), либо ситуация достаточно благополучна, либо речь идет лишь о фоновых исследованиях. 
  1. Улатов по сей день не удостоен чести быть приглашенным на какой-либо объект горной промышленности, посещаемый губернатором. 
  1. Обсуждение экологических проблем развития горной промышленности где-то идет, но по всей видимости в режиме «франкмасонских закрытых клубов» и в прессе не просматривается, попытки поднять эту тему через ОНФ или что-либо опубликовать в наших газетах – пресекаются. Впрочем, пропеть славу, осанну горной промышленности и нашим «конгениальным» начальникам, способствующим ее развитию – всегда пожалуйста. С экологической общественностью тоже кое-что обсуждается. В частности, со всегда лояльной к горнопромышленникам Куриновой Т.Г. (председатель камчатского отделения ВООП, а с марта 2017 г – руководитель рабочей группы по экологии краевого ОНФ). А в рабочей группе по корректировке «Стратегии добычи и переработки полезных ископаемых в Камчатском крае» числится Михайлова Т.Р. (КЛИНЭ). Свое отношение к оной «Стратегии» по сей день не озвучила, несмотря на просьбы о том. Утверждает, что числится «формально». Распоряжение о ликвидации оной фактически бездействующей рабочей группы по сей день не явлено. 

Так завершился год, предшествующий «году экологии». Свертыванием госмониторинга ВБР, прежде всего на объектах горной промышленности, оказывающих наиболее серьезное техногенное воздействие на лососевые реки. Прекращением сколь-либо серьезной публичной полемики (в т.ч. на «площадке» ОНФ) по экологическим и с экологией связанным аспектам развития горной промышленности.

Причины: 

  1. Институт КамчатНИРО оказался всецело под жестким контролем горнопромышленного истеблишмента. Рекомендации по вопросам проведения госмониторинга ВБР и среды их обитания в зоне воздействия предприятий горной промышленности разрабатываются в соответствии с чаяниями «интерминералс менеджмент». Браво, Нина Юрьевна! 
  1. СВТУ ФАР успешно саботирует контрольно-надзорную деятельность в отношении горнопромышленных предприятий, находясь в плену обаяния горнопромышленного истеблишмента. Браво, Александр Викторович!

 

К сведению рыбаков, рыбопромышленников, населения прибрежных рыбацких поселков Камчатки! 

К сегодняшнему дню усилиями региональной власти и горнопромышленников ликвидированы все сколь-либо эффективные возможности и инструменты контроля состояния экосистем лососевых водотоков, находящихся под техногенным воздействием предприятий горной промышленности. При существующей практике контрольно-надзорной деятельности и отношению к экологии господ горнопромышленников, гарантирован в ближайшие 10-20 лет существенный ущерб базе воспроизводства лососевых в зоне воздействия предприятий горной промышленности. Что повлечет потерю ваших доходов, вашей работы. С вероятностью ликвидации многих прибрежных поселков.

                                                                                             

Ю. А. ВАСИЛЕВСКИЙ.

 

Комментарии   

+16 # Артузов 21.06.2017 13:00
Кранты Камчатки рыбацкой! Жидовьё правит баллом! Как бы это не звучало ортодоксально!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
+9 # Вот это по-камчатски! 21.06.2017 14:38
Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. (Второе послание Коринфянам, глава 11, стих 13)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
+6 # Алексс 22.06.2017 01:33
опробовательски е - Век живи. век -учись. А я всю жизнь считал, что правильно применять слово - пробные!

А все эти статьи - горохом об стенку.
доллаР - рулит
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
+14 # Вертолётчик 22.06.2017 06:15
"Кодекс профессионально й и служебной подлости", однако!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи! Будьте вежливы и корректны! Недопустимы в комментариях: оскорбления, расизм, призывы к насилию и межнациональной розни, вульгарное и агрессивное поведение, реклама


Защитный код
Обновить